Церковный календарь

Наш баннер

 

Седмица 19-я по Пятидесятнице

4704002.jpg

Понедельник
(Лк. 4, 37-44)

Вышед из синагоги, Он вошел в дом Симона; теща же Симонова была одержима сильною горячкою; и просили Его о ней. Подошед к ней, Он запретил горячке; и оставила ее. Она тотчас встала и служила им. Симон, которого Господь призвал к апостольству на берегах Иордана, был женат, и теща его сильно болела. Твердая вера Симона была известна Христу, тут не было нужды, как при исцелении сына царедворца, в неотступной просьбе. Господь подошел к больной и исцелил ее.

Вероятно, строгое соблюдение субботы иудеями дало возможность Господу иметь непродолжительное отдохновение, но при захождении солнца бее, имевшие больных различными болезнями, приводили их к Нему; и Он, возлагая на каждого из них руки, исцелял их. Выходили также и бесы из многих с криком и говорили: Ты Христос, Сын Божий. А Он запрещал им сказывать, что они знают, что Он Христос. До поздней ночи Христос творил дела милосердия, возлагая Свои пречистые руки на больных и исцеляя их. Христос, без сомнения, скорбел при виде болезней, тяжко Ему было при виде страданий человеческих, мучения больных были Его мучениями, ибо Он взял на Себя наши немощи и понес болезни (Мф. 8, 17).
Слух об удивительных событиях разнесся по всей Галилее и Перес. Христос, однако, избегал шумной славы: ранним утром Он, вышедши из дома, пошел в пустынное место. Для Него самый любимый отдых заключался в уединении и безмолвии, когда Он мог спокойно молиться. Но теперь Ему не пришлось даже и на короткий срок побыть в тиши и уединении. Народ искал Его и, пришед к Нему, удерживал Его, чтобы не уходил от них.
Но Христос воспротивился народному желанию. Он не хотел сделаться средоточием народного удивления или проводить все Свое время в совершении чудес. Его благодеяния не должны были ограничиться одним Капернаумом и Каной. Он сказал им: и другим городам благовествоватъ Я должен Царствие Божие, ибо на то Я послан.
Внимай, христианин,— это благовестие Царствия Христова ныне в свой черед дошло и до тебя, не будь глух к этому евангельскому благовестию, не упускай свое время насыщаться словом Божиим и постепенно достигать указанного Христом совершенства, как совершен Отец ваш Небесный (Мф. 5, 48). Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди,— говорит Христос (Ин. 14, 15). Итак, люби, друг, Христа всем сердцем!

Вторник
(Лк. 5, 12-16)

Когда Иисус был в одном городе, пришел человек весь в проказе и, увидев Иисуса, пал ниц, умоляя Его и говоря: Господи! если хочешь, можешь меня очистить. Человек, припавший к ногам Иисуса, был поражен неизлечимой и отвратительной болезнью (см. ее описание в книге Левит, главы 13—14). Требовалась от прокаженного сильная вера, чтобы он, зная, что болезнь неизлечима, стал умолять Господа об исцелении. И, однако, с сильной надеждой на исцеление, он воскликнул: Господи, если хочешь, можешь меня очистить. Быстро был дан и ответ на эту мольбу: Христос простер руку, прикоснулся к нему и сказал: хочу, очистись. И тотчас проказа сошла с него.
Проказа, по общему мнению, свидетельствовала о грехе, и Христос научил нас, что сердечная молитва грешника об очищении всегда и мгновенно принимается. Когда Давид, образец всех истинно кающихся грешников, взывал с сильным сокрушением: Согрешил я пред Господом,— то Нафан тотчас же сообщил ему милостивую весть от Бога: Господь снял с тебя грех твой: ты не умрешь (2 Цар. 12, 13).
Простерши руку Свою к прокаженному, Господь прикосновением Своим исцелил его. Тут совершилось полное славы нарушение буквы закона Моисеева, по которой прикосновение к прокаженному было осквернением, но тут было тоже полное славы и пояснение духа закона, требовавшего милости, а не жертвы. Рука Иисуса Христа не осквернилась от прикосновения к телу прокаженного, но все тело последнего было очищено прикосновением Его священной руки.
Исцелив больного, Христос не желал нарушать Моисеева закона о прокаженных: Он велел прокаженному идти и показаться священнику, принести обычные жертвоприношения и получить законное удостоверение о своем очищении. Господь сопровождал это повеление строгим приказанием никому не сказывать о чуде. Отсюда видно, что чудо было совершено быстро и потому совершенно незаметно для посторонних, за исключением, быть может, ближайших немногих последователей Иисуса. Но почему Господь, как в этом случае, так и в некоторых других, запрещает разглашать о чуде, тогда как в иных случаях прямо приказывал объявлять о дарованной Им милости (например, Гадаринскому бесноватому; Мк. 5, 19)? Может быть, повеление прокаженному молчать дано было для того, чтобы воспрепятствовать хвастливости и вместе с тем избежать слишком большого волнения и шума среди уже взволнованного народа в Галилее? Да сбудется, поясняет евангелист Матфей это запрещение Христа, реченное через пророка Исайю, который говорит: се, Отрок Мой, Которого Я избрал... не воспрекословит, ни возопиет, и никто не услышит на улицах голоса Его (Мф. 12, 17-19).
Несмотря, однако, на запрещение разглашать о чуде, весть об этом событии все-таки разнеслась, и великое множество народа стекалось к Нему — слушать и врачеваться у Него от болезней своих, но Христос уходил в пустынные места и молился, ибо Он не считал чудеса целью Своего посланничества и хотел, чтобы народ привлекался к Нему не чрезвычайными знамениями, а учением Его.
И ныне — должны ли мы благоговеть и любить Христа только ради совершенных Им чудес? Нет, не ради только чудес, но ради самого учения Его: оно есть само по себе величайшее чудо Божественной силы, оживляющей и просвещающей всякого человека, грядущего в мир.

Среда
(Лк. 5, 33-39)

Книжники же и фарисеи... сказали Ему: почему ученики Иоанновы постятся часто и молитвы творят, также и фарисейские, а Твои едят и пьют? Фарисеи иногда постились два раза в неделю, сверх постов общенародных. Иоанн сам был строгий постник и, конечно, учеников своих приучил к строгому постничеству. Ученики Иоанна, без сомнения, знали из его же свидетельства о Мессии, что он — Предтеча сего Мессии, и, как видно, не могли дать себе отчета в том, почему Мессия освобождает Своих учеников от поста. Вероятно, Иоанн был в это время посажен Иродом в темницу, а потому ученики его особенно усилили свой пост, чтобы выразить свою скорбь, и, может быть, удивлялись, почему ученики Иисуса Христа не постятся с ними, дабы выразить скорбь о заключении в темницу того, кто крестил и их Учителя.
Он [Иисус] сказал им: можете ли заставить сынов чертога брачного поститься, когда с ними жених? Но придут дни, когда отнимется у них жених, и тогда будут поститься в те дни. Для друзей жениха то время, когда он с ними находится, есть время радости и веселия; в это время всякая печаль для них неуместна, и пост, как выражение печали, не своевременен. Мысль без иносказания такая: пока Я нахожусь с Моими учениками, им не время печалиться и выражать свою печаль постом. Иоанн, ваш друг и учитель,— в темнице, это для вас время скорби и поста; Я — еще с Моими учениками, и это для них — время радости и веселья.
При сем сказал им притчу: никто не приставляет заплаты к ветхой одежде, отодрав от новой одежды; а иначе и новую раздерет, и к старой не подойдет заплата от новой. И никто не вливает молодого вина в мехи ветхие; а иначе молодое вино прорвет мехи, и само вытечет, и мехи пропадут. Но молодое вино должно вливать в мехи новые; тогда сбережется и то, и другое.
Смысл этого приточного изречения таков: вы хотели бы наложить на Моих учеников теперь же строгие и суровые обязанности ветхого закона, но они только еще поставляются в новое положение, под новый закон благодати. Они только еще начали вкушать сладости Евангелия и не могут еще выносить строгости его. Придет время, что и они будут поститься и строго поститься, не по букве внешней старой, но по духу внутреннему и новому. Но это — не теперь, теперь еще они для этого не приготовлены и время не то: теперь с ними жених и они должны быть веселы, как на пире жениха. Требовать, чтобы они проводили теперь строгую аскетическую жизнь, как ученики строгого Иоанна, то же, что пришивать новую заплату к ветхой одежде, вливать вино новое в мехи старые.
Следуя примеру Христа, и Святая Церковь в постах и праздниках премудро распределяет дни поста в течение года так, чтобы воспитывать чад своих к Царству Небесному. Святые отцы, прилагая слова Спасителя о ветхих и новых мехах к духовной жизни, поучают, что не следует человеку неопытному в сей духовной жизни сразу вдаваться в чрезмерные подвиги: «Прежде возгрей в себе дух ревности, а потом налагай на себя и строгости,— пишет святитель Феофан Затворник.— Если же, не имея этой ревности, возьмешься за строгости, то не на пользу это будет. Немного еще продержишься в этой строгости, а потом ослабеешь и бросишь. И будет тебе еще хуже, чем было прежде. Это не значит, что строгости негодны, а только то, что надо делать все в порядке. Надо, чтобы все шло от сердца, от души, а не для показу!»
Можно здесь разуметь под вливаемым новым вином в мехи новые — и все новозаветное учение Христа, для которого, как для молодого вина, непригодны мехи ветхие, то есть все ветхозаветные формы религиозной жизни и обрядности. Новое, евангельское учение вылилось в новую форму: установленные Христом Таинства евхаристии, крещения, покаяния, брака и другие, через Его учеников и апостолов были и переданы Церкви новозаветной.

Четверг
(Ак. 6, 12-19)

В те дни взошел Он [Иисус] на гору помолиться и пробыл всю ночь в молитве к Богу. Когда же настал день, призвал учеников Своих и избрал из них двенадцать, которых и наименовал апостолами.
«Апостол» — слово греческое и значит в переводе на русский язык — «посланник». Господь облек Своих посланников властью исцелять болезни и изгонять бесов.
Некоторые из двенадцати апостолов еще прежде этого избрания были призваны Самим Иисусом Христом, а именно: Симон и брат его Андрей, Иоанн и брат его Иаков, Филипп, Нафанаил (Варфоломей) и Матфей. Остальные были избраны из многих учеников.
В наименовании некоторых апостолов замечается как бы разногласие между евангелистами, но разногласие это кажущееся, объясняемое желанием евангелистов отличить чем-либо апостолов, носивших одинаковые имена. Так, второго Симона евангелисты Матфей и Марк, в отличие от Симона Петра, называют Симоном Кананитом, а святой Лука — Зилотом («зилот» — слово греческое, а «канани» — перевод этого слова на еврейский язык, поэтому слова: «кананит» и «зилот» — однозначные). Второго Симона называли Зилотом (по-русски — ревнителем), вероятно, потому, что он до призвания его Иисусом принадлежал к политической партии ревнителей самостоятельности и независимости еврейского народа. Иуду не Искариотского, в отличие от предателя, евангелист Лука называет Иудою Иаковлевым, то есть сыном Иакова. Второго Иуду, Искариота, называли так потому, что он происходил из городка Кериота.
И сошед с ними, стал Он на ровном месте, и множество учеников Его, и много народа из всей Иудеи и Иерусалима, и приморских мест Тирских и Сидон-ских, которые пришли послушать Его и исцелиться от болезней своих, также и страждущие от нечистых духов; и исцелялись. И весь народ искал прикасаться к Нему, потому что от Него исходила сила и исцеляла всех.
«Пророки и другие святые не имели силы, исходящей от них, ибо сами они не были источниками сил,— говорит блаженный Феофилакт Болгарский.— А Господь имел силу, исходящую от Него, ибо Он Сам был источник силы, тогда как пророки и святые получали особенную силу свыше». Понять и объяснить, что это за сила, исходившая от Иисуса, нельзя, конечно; судить о ней мы можем лишь по внешним проявлениям ее. Исцеления совершались с Его ведома и согласно с Его волею; нельзя было, так сказать, похитить исцеление. Если же после прикосновения ко Христу кровоточивой женщины Он и спросил, кто прикоснулся к Нему, то это Он сделал не потому, что не знал этого, а для того, чтобы заставить исцеленную обнаружить пред всеми силу своей веры.
Исцелив больных и изгнав злых духов, Господь поднял очи к небу, отверз уста и произнес ту замечательную речь, которая известна под именем Нагорной проповеди. Евангелист Лука, правда, говорит, что Иисус стал на ровном месте, а не на горе. Но противоречия здесь нет: Господь, вероятно, сошел с горы и стал на равнине, где окружало Его множество пришедшего к Нему народа; после же сего Он снова взошел на гору и для удобства проповеди сел там. Так объясняет это кажущееся разноречие Блаженный Августин.
Эта Нагорная проповедь Христа, целиком изложенная у евангелиста Матфея (главы 5—7), настолько сильна и глубокопоучительна, настолько емко передает основы учения Господа, что верному христианину мало прочитывать таковую часто, надо знать ее наизусть, дабы все наставления ее вошли в плоть и кровь и в жизнь нашу.

Пятница
(Лк. 6, 17-23)

Господь Иисус, возведши очи Свои на учеников Своих говорил: блаженны нищие духом, ибо ваше есть Царствие Божие. Блаженны алчущие ныне, ибо насытитесь. Блаженны плачущие ныне, ибо воссмеетесъ. Блаженны вы, когда возненавидят вас люди, и когда отлучат вас, и будут поносить, и пронесут имя ваше, как бесчестное, за Сына Человеческого.
Возрадуйтесь в тот день и возвеселитесь, ибо велика вам награда на небесах.
Блаженны нищие духом, ибо ваше есть Царствие Божие. Нищие духом — это те, которые печалятся и воздыхают о недостоинстве своем и обращаются к бесконечному милосердию Искупителя. Такую нищету духа выражает Давид в молитве к Богу: Приклони, Господи, ухо Твое и услыши мя, яко нищ и убог есмь аз (Пс. 85, 1). Нищие духом непритворно считают себя грешнее всех и в чувстве своего недостоинства смиряются перед Богом, как Авраам, который говорил: Я прах и пепел (Быт. 18, 27), или как Давид: Я червь, а не человек, поношение человеков и уничижение людей (Пс. 21, 7).
Блаженны алчущие ныне, ибо насытитесь. Алканье и жажданье души есть чувство духовного голода и стремление к насыщению духовною пищею и питием. Какая же та пища, без которой мучится и которою насыщается наша душа? Пища, насыщающая душу, есть правда, по слову Господню (Мф. 5, 6). Спаситель наш Господь — это вечная Божественная правда, есть истинная пища и истинная жизнь для души человеческой. Так Сам Он Себя называет хлебом, питающим в жизнь вечную: Я хлеб живый... — говорит Он,— ядущий хлеб сей будет жить вовеки (Ин. 6, 51). Питаясь духовным хлебом, человек духовно растет: Яко новорождени младенцы,— говорит апостол Петр,— словесное и нелестное млеко возлюбите, яко да о нем возрастете во спасение (1 Пет. 2, 2).
Правда, насыщающая душу, есть святая евхаристия: Плоть Моя,-— говорит Сам Спаситель,— истинно есть брашно, и кровь Моя истинно есть пиво (Ин. 6, 55).
Алчущие духовно насытятся и в здешнем мире: благодатное Царство, которое, по слову святого апостола Павла, есть правда и мир и радость о Дусе Святе (Рим. 14, 17), водворится в сердцах их, оживит, насытит и усладит души их. Но особенно насытятся они в Царстве Небесном, когда упиются от тука дома Божия (Пс. 35, 9); так насытятся, что не взалчут ктому, ниже вжаждут (Откр. 7, 16).
Блаженны плачущие ныне, ибо возсмеетесь. Плачущие — это кающиеся, которые познали суету и превратность мира сего, твердо убедились в крайней нищете своего духа. Велик на земле покаянный плач! Так плачет Давид, оплакивая свою греховность и удаление от Бога: Озлоблен бык и смирихся до зела, рыках от воздыхания сердца моего (Пс. 37, 9). От гласа воздыхания моего, прилъпе кость моя плоти моей. ...Пепел, яко хлеб ядях, и питие мое с плачем растворях (Пс. 101, 6, 10). Плачет Петр, очищая покаянными слезами свое отречение от Учителя: И изшед вон,— говорит о нем Евангелие,— плакася горько (Мф. 26, 75). Плачет блудница, омывая свои грехи слезами покаяния.
Блаженны плачущие ныне, ибо возсмеетесъ (утешитесь). Утешатся плачущие страдальцы, как утешился многострадальный Иов, как утешается упоминаемый в евангельской притче бедный Лазарь (Лк. 16, 25). Все сеющие слезами, радостью пожнут (Пс. 125, 5).
Но плачущих в особенности ожидает Христово утешение на небесах — тогда-то возрадуется сердце их, тогда-то отъимет Бог всяку слезу от очию их (Откр. 21, 4).
Все указанные здесь Иисусом Христом пути ведут нас к духовному блаженству.
Если не хватает таких сил, друг, выполнять все девять заповедей блаженств, то начни хотя с одной, и тогда, по укреплении в ней, ты сам перейдешь к осуществлению другой, третьей и так далее, ибо ощущаемая тобою духовная радость их исполнения сама собой повлечет тебя к дальнейшему воплощению спасительных заветов Христа.

Суббота
(Лк. 5, 17-26)

В один день, когда Он учил, и сидели тут фарисеи и законоучители, пришедшие из всех мест Галилеи и Иудеи и из Иерусалима, и сила Господня являлась в исцелении больных... В числе слушателей Христа были фарисеи и законоучители из всех мест. Не ради душевной пользы собрались они сюда, а, скорее, для того, чтобы наблюдать за новым Учителем, Который не учился ни в каких школах, поэтому и права не имел, как они думали, учительствовать: в их сердцах уже в то время нарождались зависть ко Христу и желание подметить за Ним что-нибудь противное Божию закону.
И ...вот, принесли некоторые на постели человека, который был расслаблен, и старались внести его в дом и положить пред Иисусом; и не нашедши, где пронестъ его, за многолюдством, влезли на верх дома и сквозь кровлю спустили его с постелью на средину пред Иисуса.
Дома на Востоке располагались четырехугольником вокруг внутреннего двора; может быть, Спаситель учил не в жилых комнатах, а на дворе, который закрывался от солнечных лучей легкими щитами из кожи или из полотна; щиты эти легко можно было разобрать без всякой опасности для народа, который был на дворе. Крыши домов были плоские, обнесенные перилами; там можно было прогуливаться, поэтому туда вели лестницы и со двора и с улицы. И вот, сердобольные люди принесшие расслабленного, воспользовались этими лестницами, чтобы через крышу спустить больного к ногам Господа Иисуса.
Без всяких слов они выразили тем веру свою и предоставили своего больного милосердию великого Чудотворца. «Спаситель,— говорит святой Златоуст,— не всегда требовал веры от самих страждущих, например, когда они еще не начинали владеть умом или лишились оного по причине болезни». Но здесь и больной обнаружил свою веру. Иначе, не имея веры, он не позволил бы и спустить себя. Он согласился быть вынесенным из дома, поднятым на крышу и оттуда спущенным ко Христу.
Итак, поелику расслабленный и принесшие его показали сильную веру, то и Господь явил Свою силу: Он, видя веру их, сказал человеку тому: прощаются тебе грехи твои. Вот видимое оправдание слов апостола Иакова: Молитва веры спасет болящего, и воздвигнет его Господь; и аще грехи сотворил есть, отпустятся ему (Иак. 5, 15). «Один Бог действительно дает прощение грехов,— рассуждает святитель Филарет, митрополит Московский,— одна вера приемлет оное. За Его милосердием дело не станет; надобно только, чтобы дело не стало за нашею верою».
Книжники и фарисеи начали рассуждать, говоря: кто это, Который богохульствует? кто может прощать грехи, кроме одного Бога? Что им до того, что Божественный Учитель уже доказал Своими делами Божественное посланничество? Они как будто ревнуют о славе Божией, а на деле сами богохульствуют.
Иисус, уразумев помышления их, сказал им в ответ: что вы помышляете в сердцах ваших? что легче сказать: прощаются тебе грехи твои, или сказать: встань и ходи? но чтобы вы знали, что Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи,— сказал Он расслабленному: тебе говорю: встань, возьми постель твою и иди в дом твой. Всемогущество и сила чудотворения Христа неиссякаемы: Он исцелил расслабленного и простил ему грехи. Молись с верою и ты, христианин, о прощении грехов твоих, и Господь, очистив твою душу, укрепит тебя и от телесных недугов.

Форумы общения с отцом Анатолием Кириакидисом